Поиск по этому блогу

воскресенье, 14 октября 2012 г.

Фолклендская война 1982 г.

Операции с высадкой морского десанта играли существенную роль в конфликте между Великобританией и Аргентиной, возникшем по поводу владения группой отдаленных островов в Южной Атлантике, которые Аргентина называет Мальвинскими, а Великобритания Фолклендскими. Эти острова были открыты англичанами в конце XVI века. В середине XVIII века на короткий срок их оккупировали французы, а затем они были проданы Испании. Острова оставались необитаемыми вплоть до 1820 года, когда здесь появились первые аргентинские поселенцы, которых в 1833 году изгнали англичане. Аргентина так и не простила этого Великобритании.
Усиление репрессивного режима военной хунты в Аргентине в начале 1980-х годов привело к росту ее непопулярности. Глава хунты генерал Леопольдо Гальтиери решил отвлечь внимание общественности страны операцией по возврату Мальвин, на которых были расквартированы незначительные силы Королевской морской пехоты. От Великобритании острова отделяли 6000 миль, что, как надеялся генерал Гальтиери, не позволит англичанам предпринять сколько-нибудь решительные военные контрмеры.
2 апреля 1982 года пятьсот морских пехотинцев и бойцов сил специального назначения Аргентины высадились на Мальвинских островах и быстро вынудили восемьдесят британских морских пехотинцев сдаться. Через два дня аргентинцы захватили также Южную Георгию в девятистах милях к востоку. Однако уже 5 апреля спешно созданная группа специального назначения отправилась от берегов Англии с целью вернуть Фолкленды. Через три недели англичане вновь овладели Южной Георгией.
Устаревшие бомбардировщики «Вулкан» вылетели из Великобритании к островам Вознесения, где они воспользовались базами американцев, и уже отсюда наносили бомбовые удары по единственному оборудованному аэродрому на Фолклендах р Порт-Стэнли, причем успех этой операции почти целиком зависел от эффективной организации дозаправки бомбардировщиков в воздухе.
2 мая британская атомная подводная лодка «Конкерор» потопила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно». После этого угроза аргентинского надводного флота была устранена, поскольку все остальные корабли вернулись на свои базы. Когда британские части специального назначения окружили Фолкленды, сражение переместилось в воздух. Английские «Харриеры» начали одерживать верх над «Скайхоками» американского производства, французскими «Сюпер-Этан — дарами» и «Даггерами» франко-израильского производства. В воздушных боях над Фолклендами «Харриеры» впервые сполна проявили свою феноменальную маневренность, в особенности способность зависать в воздухе.
Решающим оказалось сражение, в котором участвовали аргентинские самолеты и британские боевые корабли. 4 мая эсминец «Шеффилд» был потоплен противокорабельной ракетой «Экзосет», выпущенной с «Сюпер-Этандара». Бои обострились после того, как английский морской десант 21 мая закрепился на побережье бухты Сан-Карл ос.
В следующие три дня аргентинские истребители потопили три английских боевых корабля и транспорт «Атлантик Конвейор», который помимо прочих ценных грузов перевозил практически все (за исключением одного) большегрузные вертолеты «Чинук» сил специального назначения. Аргентинцы добились бы еще большего успеха, если бы их бомбы были оснащены надежными взрывателями,
В ходе боев аргентинцы потеряли значительное количество своих самолетов, сбитых как «Харриерами», так и зенитными ракетными комплексами «Рапира».
28 мая произошло первое серьезное сражение на суше, когда после кровопролитного боя английские парашютисты захватили поселение Гуз-Грин. Отсюда они начали марш на Порт-Стэнли, конечную цель их операции. Это наступление пришлось осуществлять пешим порядком по труднопроходимой местности, поскольку англичане потеряли весь парк большегрузных транспортных вертолетов.
Но еще до начала решающих сражений за Порт-Стэнли англичанам было суждено пережить еще одну тяжелую потерю: аргентинские бомбардировщики совершили налет на большие десантные корабли «Сэр Галахад» и «Сэр Тристрам» в бухте Блафф, нанеся обоим серьезные повреждения.
В ночь с 11 на 12 июня кампания вступила в финальную стадию, когда англичане предприняли атаку на скалистый горный массив Лонгдон. Через два дня они развернули наступление на хребет Уайэрлесс и гору Тамблдаун. В этих боях участвовала пехота, вооруженная винтовками, штыками, гранатами и легкими пулеметами. Эта операция разительно отличалась от «компьютерно-механизированной» войны, к которой готовили британскую армию на учениях в Европе.
На следующий день аргентинцы сдались, и английские войска вошли в Порт-Стэнли. Неудача в войне привела к падению Гальтиери и его хунты, победа же Великобритании вызвала бурный всплеск национальной гордости у англичан и способствовала росту международного авторитета и престижа премьер-министра Маргарет Тэтчер.

Война в Бангладеш 1971 г.

В декабре 1971 года, между двумя странами вновь вспыхнула война. На этот раз корень конфликта лежал в Восточном Пакистане, отделенном от Западного Пакистана тысячами миль индийской территории. В Восточном Пакистане, в культурном отношении существенно отличавшемся от Западного, население со все возрастающей враждебностью относилось к политическому режиму и экономическому строю, утверждавшемуся в западной части страны. В Восточном Пакистане оформилось движение за независимость, так называемая «лига Авами». Это движение получило подавляющее большинство голосов на выборах, состоявшихся в декабре 1970 года, однако пакистанский лидер генерал Яхья-хан отложил открытие парламента. В Восточном Пакистане вспыхнули волнения, и вскоре было провозглашено независимое государство Бангладеш. В ответ Яхья-хан послал туда войска, которые силой подавили беспорядки. При этом погибло несколько тысяч человек.
В Западную Бенгалию устремился поток беженцев. Столкнувшись с лавиной беженцев, индийское правительство решило оказать военную помощь «лиге Авами», но для начала активных операций индийцам пришлось дожидаться конца сезона муссонов. Тем не менее индийские и пакистанские подразделения в течение осени неоднократно вступали в бои, после того как пакистанцы перешли индийскую границу в погоне за отрядами экстремистов «лиги Авами».
Помимо неблагоприятного географического фактора, обусловленного тем, что обе части государства были отделены друг от друга неприятельской территорией, положение пакистанцев усугублялось трехкратным превосходством индийской армии. Поэтому Пакистан принял решение нанести превентивный воздушный удар, чтобы уничтожить индийскую авиацию на земле, а также начать наступление из Западного Пакистана, чтобы отвлечь внимание Дели от восточной части страны.
3 декабря пакистанские военно-воздушные силы начали операцию, которая, однако, не имела успеха, так как индийцы держали свои боевые самолеты в надежно защищенных укрытиях. В ту же ночь пакистанские сухопутные войска перешли западную границу Индии. На следующий день индийцы начали контрнаступательную операцию в Восточный Пакистан по нескольким направлениям. Операция осуществлялась при поддержке авиации, в том числе и самолетов, базирующихся на авианосце «Викрант». Удары были направлены на Дакку, столицу Восточного Пакистана. Менее чем в две недели город был окружен, и остатки пакистанских войск капитулировали.
Бои в западной части Пакистана не носили одностороннего характера. В приграничных районах и индийские, и пакистанские войска активно развивали наступательные действия друг против друга. Особенно кровопролитными оказались сражения севернее Сиалкота, а также на южном направлении, где за два дня танкового сражения пакистанцы потеряли 45 танков М-47 «Паттон» американского производства, а индийцы 15 «Центурионов» английского производства. Однако как только в Восточном Пакистане, начиная с 16 декабря, вступило в силу соглашение о капитуляции пакистанских войск, индийский премьер Индира Ганди объявила о прекращении огня в западной части Пакистана. Так на карте мира возникло независимое государство Бангладеш, хотя взаимное недоверие между Индией и Пакистаном продолжало тлеть и в дальнейшем.

Борьба за независимость Алжира 1954-1962 гг.

Самая кровопролитная колониальная война на Африканском континенте шла в Алжире. Эта страна с 1848 года являлась составной частью французской метрополии, и в ней была довольно высока плотность французского населения, известного под прозвищем «черноногие».
Уже в мае 1945 года, в День Победы, мусульманские экстремисты подняли мятеж и убили более ста европейцев. В отместку французская армия и «черноногие» перебили в пятьдесят раз больше алжирцев. Но лишь в 1954 году различные группы сторонников независимости объединились под знаменем Фронта национального освобождения (ФНО). Его члены начали преследовать «черноногих» в отдаленных районах Аврских гор на юго-востоке страны. В Алжир были введены части французской армии, и вскоре в стране запылала настоящая война.
Последующие французские правительства пытались найти выход из сложившегося положения, но ФНО и «черноногие» продолжали оставаться на диаметрально противоположных позициях, и обоюдным зверствам, казалось, не будет конца. К началу 1956 года французское военное присутствие в Алжире достигло апогея: в стране размещалось около полумиллиона военнослужащих. При поддержке авиации французская армия развернула массированное наступление на бойцов ФНО, которые к концу года потеряли 14 ООО убитыми. Несмотря на это, они не были побеждены. Напротив, силы Фронта продолжали расти.
Французы по примеру англичан в Малайе проводили кампанию «души и сердца». Однако эта кампания была отчасти подорвана политикой насильственного переселения жителей деревень из районов активных действий ФНО в жалкие палаточные городки вблизи гарнизонов французских экспедиционных войск.
Начиная с середины 1956 года особенно жестокие военные действия разгорелись вокруг столицы страны Алжира. Нападения бойцов ФНО с применением гранат и бомб на французское гражданское население получали жестокий отпор со стороны «черноногих». В январе 1957 года ФНО организовал всеобщую забастовку в Алжире, но она была подавлена армией, и в городе на некоторое время воцарилось спокойствие, нарушенное в мае, когда при выходе из кинотеатра были убиты два французских парашютиста. Французские десантники немедленно отомстили, убив около восьмидесяти мусульман в турецких банях. ФНО возобновил бомбометательные террористические акции, и вновь «черноногие» стали самостоятельно вершить правосудие. Французские парашютисты, оставляя без внимания зверства, чинимые колонистами, выследили в Алжире лидеров ФНО, и к середине октября в городе опять наступило затишье.
Однако хотя французы добились военного успеха в борьбе с ФНО как в городских, так и в сельских районах, у мусульман теперь появилась постоянная внешняя база, с которой они могли осуществлять свои операции. В марте 1956 года получили неза-висимость другие французские территории в северо-западной Африке — Марокко и Тунис, поскольку они считались колониями, а не частью Франции, и в Тунис, спасаясь от французского наступления 1956 года, бежали многие группы ФНО. Дабы предупредить их проникновение обратно в Алжир, французы выстроили «линию Мориса» — электрифицированный забор вдоль пятисотмильной границы между Алжиром и Тунисом. И тем не менее бойцы ФНО ухитрялись пробираться в Алжир, где они устраивали многочисленные засады на французов. Французское командование не могло оставить безнаказанной поддержку, которую, как оно считало, оказывает Тунис ФНО, особенно после того, как над тунисской пограничной деревушкой пулеметным огнем были сбиты два французских самолета, и в феврале 1958 года французская авиация нанесла бомбовый удар по этой деревне, убив восемьдесят жителей.
Эта бомбардировка вызвала волну протестов во многих странах, где росла озабоченность по поводу применения французами пыток в отношении лиц, подозреваемых в связях с ФНО, и французское правительство было вынуждено принести свои извинения Тунису. Результатом этого шага стал взрыв возмущения правых экстремистов в Париже, обвинивших власти в недостаточной жестокости карательных акций в Алжире. И во Франции, и в самом Алжире взоры общественности устремились к генералу Шарлю де Голлю, спасшему Францию в годы войны.
Кризис в стране нарастал, и 1 июня 1958 года французский президент Коти призвал де Голля взять в свои руки бразды правления в стране. Через три дня де Голль прибыл в Алжир и заявил, что все жители страны являются гражданами Франции. Воодушевленные этим заявлением, алжирцы, как «черноногие», так и туземное население, выразили де Голлю широкую поддержку на референдуме, состоявшемся в конце сентября. Де Голль, однако, втайне был убежден, что в случае достижения в Алжире мира к власти должно быть допущено мусульманское правительство.
Чтобы умиротворить мусульман, де Голль обнародовал Маштабную программу развития, направленную на улучшение по-ложения туземного населения. Он также предложил освободить из тюрем тысячи осужденных членов ФНО и пересмотреть смертные приговоры. Мусульмане же, которые к этому времени уже развернули широкую террористическую кампанию в континентальной Франции, отвергли предложение мирных переговоров, усмотрев в нем завуалированное требование о капитуляции. «Ястребам» в лагере «черноногих» также не понравились инициативы де Голля, которые они интерпретировали как намерение нового президента предать их.
Де Голль же без излишнего шума отстранил экстремистски настроенных высших офицеров и назначил генерала ВВС Мориса Шалля командующим в Алжире, отдав ему приказ подавить сопротивление в армейской среде, с тем чтобы дать импульс миротворческому процессу. Шалль создал мобильный кулак из двух дивизий и нанес удары поочередно по каждому региону Алжира. Отличительной чертой этой операции было успешное применение тактики аэромобильных войск, когда подразделения быстро перебрасываются в заданный район на вертолетах и их наступление получает поддержку с воздуха. Операция была столь успешной, что к концу 1959 года вся территория Алжира, за исключением Аврских гор, была умиротворена. В других странах обратили внимание на примененную французами тактику, и подобные действия стали краеугольным камнем американских операций во Вьетнаме, а также сыграли ключевую роль в войне в Персидском заливе 1991 года.
В сентябре 1959 года де Голль решил создать в Алжире правительство, состоящее из алжирцев. У «черноногих» это, разумеется, вызвало резкий протест, да и в самой французской армии в Алжире возникло недовольство политикой де Голля. Кульминация наступила в январе 1960 года, когда «черноногие» воздвигли в столице страны баррикады. Лишь ливневые дожди смогли несколько охладить накал страстей, уже готовых перерасти в братоубийственные перестрелки.
Все это привело к прекращению действий, направленных против ФНО, которые были возобновлены лишь в июле 1960 года в Аврских горах. Тем временем начались переговоры с мусульманским правительством в изгнании, которые вскоре зашли в тупик.
Одновременно наблюдался резкий всплеск террористической активности, особенно в столице Алжира. «Черноногие» предъявили претензии, что им не обеспечена надлежащая защита, и вступили в сговор с недовольными офицерами алжирской армии с целью свержения де Голля. Сам же город Алжир к этому времени превратился в царство анархии, где «черноногие» без разбора устраивали нападения на французских солдат и полицию. Ситуацией воспользовались исламские радикалы, и тогда армия, полиция и «черноногие» выступили уже против них.
В самый разгар беспорядков, в ноябре 1960 года, де Голль посетил Алжир с визитом. Осознав, что решение проблемы, основанное на умиротворении обеих конфликтующих сторон, уже более не представляется возможным, он провел очередной референдум, в ходе которого 75% голосов было отдано за предоставление Алжиру независимости. В соответствии с этими результатами французское правительство объявило о начале мирных переговоров с ФНО и об одностороннем прекращении огня. Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения крайне правых в Алжире. Под руководством генерала Шалля, уволившегося в январе из ВВС, правые военные, разочарованные бессмысленными, как им казалось, жертвами армии в Алжире, решили захватить власть в стране.
Парашютисты французского иностранного легиона в Алжире подняли мятеж, и генерал де Голль обратился с проникновенным посланием к нации. Его обращение было горячо поддержано молодыми призывниками, составлявшими основу армии в Алжире. Они только и хотели побыстрее вернуться по домам, и вскоре с их помощью мятеж в армии был подавлен.
Шалль понял, что игра проиграна, и полетел в Париж заявить о капитуляции, прочие же военные лидеры правой оппозиции ушли в подполье и создали «Организацию тайной армии» (О АС).
Мирные переговоры с мусульманскими лидерами Алжира, начавшиеся в мае 1961 года, вызвали немедленное противодействие со стороны ОАС, направленное на создание такой ситуации, которая обусловила бы передачу власти в руки военных.
Армия все решительнее выступала против ОАС и «черноногих». Наконец, когда в марте 1962 года соглашение о независимости Алжира было достигнуто, оасовцы провели ряд нападений на расположения армейских частей и полицию. Однако лидеры организации были быстро пойманы. Что же касается «черноногих», то многие из них покинули Алжир в поисках лучшей доли.
4 июля 1962 года Алжир наконец получил независимость, и к власти в стране пришел Ахмед Бен Белла. Восьмилетняя борьба за независимость стоила жизни почти 17 ООО французских солдат, 3000 «черноногих» и, по разным оценкам, от 300 000 до 1 000 000 мусульман. Это была поистине самая кровавая колониальная война с 1945 года.

Восстание "мау-мау" . Кения 1952-1960 гг.

В Кении в октябре 1952 года было объявлено чрезвычайное положение, когда вооруженная организация так называемых «мау-мау» стала организовывать нападения на фермы, принадлежащие белым владельцам и черным африканцам, поддерживавшим британский колониальный режим. В страну были посланы дополнительные контингенты английских войск, и карательные операции сконцентрировались в лесном массиве в районе Абердарских гор, где «мау-мау» имели свои базы. Используя ту же тактику, что и в Малайе, к осени 1956 года англичане взяли ситуацию под контроль, хотя режим чрезвычайного положения был отменен лишь через четыре года. В 1963 году Кения обрела независимость, и первым главой государства стал Джомо Кениата, которого англичане долгое время держали в лагере по подозрению в организации мятежа «мау-мау».

Индонезийская война за независимость 1945-1949 гг.

Голландская Индия дала очередной пример подавления внутреннего мятежа. Как и французы в Индокитае, голландцы, чья страна долгие годы находилась под гитлеровской оккупацией, в конце Второй мировой войны не смогли немедленно востребовать назад свои колонии в Юго-Восточной Азии. Это пришлось сделать от их имени англичанам, хотя те прибыли сюда только в сентябре 1945 года. Как и в Индокитае, местные националисты, вдохновляемые доктором Ахмедом Сукарно, стоявшим во главе марионеточного режима при японцах, провозгласили независимость, как только Япония капитулировала. Англичанам пришлось не только разоружать японцев, но также и вести борьбу с националистическими элементами вплоть до того момента, как в страну вернулись голландцы.

Голландские войска начали прибывать сюда в октябре 1945 года. Вместе с англичанами они довольно быстро развернули затяжную антипартизанскую кампанию против Индонезийской народной армии. Английские части покинули страну осенью 1946 года, и в ноябре голландцы и индонезийцы достигли соглашения, по которому Ява, Суматра и Мадура немедленно передавались индонезийцам, в то время как остающаяся часть Голландской Индии должна была отойти новым владельцам постепенно.
Однако в течение 1947 года произошли многочисленные случаи нарушения перемирия, и в июле голландцы начали полицейскую операцию и вновь оккупировали большую часть Явы. Теперь в конфликт вмешались Объединенные Нации, и при их посредничестве в январе 1948 года удалось достичь очередного соглашения о прекращении огня. Однако и это соглашение было нарушено, и в декабре 1948 года голландцы предприняли еще одну полицейскую акцию, оккупировав всю территорию Индонезийской республики. Затем последовали долгие мирные переговоры, и лишь в декабре 1948 года наконец страна получила полную независимость, и ее главой стал доктор Сукарно. В четырехлетней войне за независимость людские потери составили 24 ООО у голландцев и 80 ООО у индонезийцев.

Малайский кризис 1948-1960 гг.



В Малайе усилились требования покончить с владычеством Англии. Движение за самоопределение не было инспирировано националистическими силами, а подогревалось местными прокоммунистически настроенными китайцами.Во время второй мировой войны они проводили партизанские операции против японцев, а англичане передали им оружие. Японцы обращались с малайскими китайцами очень жестоко, и к концу войны многие из них сбежали в джунгли, что позволило коммунистам усилить свое влияние на них.
Малайя традиционно состояла из нескольких султанатов, чьи лидеры отдавали предпочтение своим соплеменникам, малайцам, дискриминируя китайцев и индийцев. Понимая, что рост коммунистической угрозы может дестабилизировать положение в стране, англичане вознамерились предоставить национальным меньшинствам больше политических прав, однако малайцы этому воспротивились. Поэтому англичане передали власть полномочному правительству в рамках Малайской федерации, которая возникла в феврале 1948 года.
Китайцы выступили против такого решения, и коммунисты, возглавляемые Чин Пеном, решили нанести ответный удар. Они развернули кампанию террора против рабочих на каучуковых плантациях, шахтах и фабриках. В июне 1948 года, действуя с расположенных в джунглях баз, они начали убивать английских плантаторов, желая создать цепь освобожденных регионов, которые затем можно было бы объединить в свободную страну. На последней стадии они планировали осуществлять террористические вылазки в густонаселенные районы и до такой степени расшатать закон и порядок в стране, чтобы им было легко захватить власть. В этом состояла доктрина Мао Цзэдуна, лидера азиатских коммунистов.
В стране объявили чрезвычайное положение, войска и полиция начали посылать в джунгли отряды для поимки коммунистических террористов, или, как их называли, КТ. Антитеррористические отряды действовали довольно успешно, однако им не удалось остановить рост числа терактов, в апреле 1950 года составивших около четырехсот в месяц. Кульминация наступила 6 октября 1951 года, когда Верховный комиссар Малайи сэр Генри Гэрней попал в засаду и был убит.
Власти, однако, уже давно поняли, что террористы получали значительную материальную помощь от жителей деревень, расположенных в приграничных джунглях, - «из воды, в которой плавала рыбка-партизанка», как выражался Мао Цзэдун. В этой связи был принят план переселения этих людей в новые, хорошо защищенные деревни подальше от джунглей. Приемник Гэрнея генерал сэр Джеральд Темплер пришел к выводу, что войну против КТ никогда не выиграть, если не заручиться поддержкой простого народа, будь это малайцы, китайцы или индийцы. Поэтому он стал проводить политику, как тогда говорили, «души и сердца». Войска не только обеспечивали людей защитой, но и помогали жителям сельских районов осуществить инженерно-строительные проекты, направленные на повышение качества жизни местного населения. Британское правительство также дало понять, что чрезвычайное положение не приостановит процесс обретения Малайей независимости.
Военные операции против террористов не были исключительно прерогативой вооруженных сил. На всех уровнях были учреждены комитеты, куда входили представители армии, полиции и местных властей, для координации антитеррористических мероприятий. И все же власти понимали, что победа над террористами не будет достигнута в одночасье. В Малайе в 1954 году находились войска численностью не менее 45000 человек, включая австралийцев и новозеландцев, - вдвое больше, чем было в этой стране в 1948 году, вместе с полицией и местным ополчением. Вооруженные отряды вытеснили террористов вглубь джунглей, и число терактов резко упало.
31 августа 1957 года Малайя обрела независимость, но все же чрезвычайное положение не было отменено. Официально это произошло 31 июля 1960 года – к этому времени Чин Пен и его уцелевшие последователи пересекли северную границу Малайи и ушли в Тайланд. Это была продолжительная и изнурительная кампания. Тем не менее она оказалась успешной и показала пример того, как можно добиться победы над внутренними мятежниками.

суббота, 13 октября 2012 г.

Испанская гражданская.



Испания не принимала участия в войне 1914-1918 годов, но, как многие европейские страны, по ее окончанию страдала от чехарды слабых правительственных кабинетов. В 1923 году Прима де Ривера свергнул очередное правительство и объявил себя диктатором. Он находился у власти семь лет, и правлению его пришел конец, когда всеобщий кризис затронул и Испанию. Резкое падение жизненного уровня испанцев привело к окончательной утрате им авторитета у народа. В Испании снова была восстановлена демократия, и к власти пришло правительство левой ориентации. Была упразднена монархия, король Испании Альфонс эмигрировал, страна стала республикой. Левые и правые кабинеты стали по очереди сменять друг друга, а в стране происходила поляризация политических сил. На всеобщих выборах в феврале 1936 года левые – от умеренных социалистов до анархистов и коммунистов – создали коалицию Народный фронт.  Им удалось победить правый блок, состоящих из партий католической ориентации и радикальной Фаланги, основанной сыном Примо де Риверы. Преимущество, достигнутое Народным фронтом на выборах, было весьма невелико, но одним из первых шагов нового правительства стало запрещение фалангистов. Это привело к уличным столкновениям между левыми и правыми. В остальном реформистская деятельность новой власти оказалась более чем умеренной. Тем не менее начавшиеся забастовки и захваты земли насторожили правых, опасавшихся установления коммунистической диктатуры.
Особую тревогу деятельность левых вызывала у испанских военных. Им казалось, что лишь вооруженное восстание может помешать возникновению красной Испании. Поэтому 17 июля испанские части, находившиеся в Морокко, под командованием генерала Франсиско Франко захватили власть в принадлежавшей Испании части этой колонии и объявили себя противниками мадридского правительства. В течение недели взбунтовавшиеся гарнизоны и в самой Испании захватили Овьедо, Севилью, Сарагосу и ряд других городов. Впрочем, далеко не все генералы поддержали мятеж – восстания в Мадриде и Барселоне, например были быстро подавлены. В результате под контролем националистов остался северо-запад страны, за исключением части побережья в районе Бильбао и района вокруг Севильи. Республиканцы контролировали восточную половину страны, в том числе и столицу Мадрид. Испания оказалась объятой пожаром гражданской войны, изобиловавшей теми ужасами и зверствами, которые случаются при подобных конфликтах.
Чтобы переправить свои войска через Гибралтар, Франко обратился за помощью к Гитлеру. Еще до конца июля в Морокко стали прибывать транспортные самолеты «Юнкерс-52», создавая воздушный мост. Послал свои самолеты и Муссолини. Кроме того, Германия и Италия стали усиленно снабжать националистов оружием. Московский Коминтерн, со своей стороны, решил отправить в Испанию добровольцев и оказать финансовую помощь республиканцам.
Великобритания и Франция весьма опасались, что из этого внутреннего конфликта может разгореться новая европейская война. Они провозгласили политику невмешательства, хотя тогдашнее левое французское правительство пошло на это крайне неохотно. Они вступили в контакт с Италией , Германией, а также соседней с Испанией Португалией и добились от них обещания не вмешиваться в конфликт. Был основан международный Комитет по невмешательству, его первое заседание состоялось в Лондоне в начале сентября. Однако Гитлер и Муссолини, несмотря на свои заверения о неучастии, продолжали снабжать националистов оружием и людьми, причем во все увеличивавшихся количествах. Это заставило Советский Союз заявить, что он будет выполнять соглашение о невмешательстве лишь в той степени, в какой это делают Германия и Италия.
Испанские националисты, получив ощутимую поддержку от Италии и Германии, открыли два фронта. Генерал Мола стал очищать от республиканцев север страны, а генерал Франко двинулся на Мадрид с юга.
К концу года с помощью Молы ему удалось окружить Мадрид с трех сторон. Республиканское правительство покинуло осажденную столицу, перебравшись в Валенсию, а Италия официально признала Франко как нового руководителя страны.
Комитет по невмешательству принял решение о блокаде берегов Испании. Германии и Италии поручалось контролировать восточное побережье, Великобритании – южное и совместно с Францией – северное. Блокада, однако, не возымела особого действия. К ноябрю 1937 года Франко настолько укрепил свои позиции, что сам мог организовать блокаду. Поэтому к концу 1938 года республиканцы удерживали лишь один небольшой анклав на крайнем северо-востоке и второй – на восточном побережье возле Мадрида. К тому времени иностранные добровольцы были вынуждены покинуть Испанию по плану, выдвинутому Комитетом по невмешательству. Все новые и новые государства признавали режим Франко, и наконец в феврале 1939 года республиканское правительство эмигрировало через Пиренеи во Францию. За ним потянулся поток беженцев. В конце марта пал и Мадрид, а месяц спустя Франко объявил о прекращении боевых действий.

Окопная война.



К ноябрю 1914 года от Швейцарии до Северного моря протянулась непрерывная цепь траншей. На самом севере находились остатки бельгийской армии и несколько французских соединений, затем располагались англичане, а далее, справа от них, - основные французские части. Началась окопная война.
Зима 1914/15 годов оказалась на редкость сырой. Поэтому одной из основных задач являлось сохранение окопов от затопления. Немцы старались устроиться поудобнее. Командиры союзных соединений, полагая, что их долг – с началом весны перейти в наступление и прогнать захватчиков, опасались, что слишком удобная зимовка приведет к утрате бойцами наступательного духа. Поэтому система окопов и укреплений союзников носила более примитивный характер. Но рождество 1914 года на ничейной земле между линиями окопов противников начались массовые братания солдат. Командиры союзных частей стали принимать меры по предотвращению таких явлений.
Окопная война требовала овладения новыми навыками. На первый план вышло умение нести патрульную службу, вести снайперскую стрельбу, устанавливать заграждения из колючей проволоки и рыть окопы. Появились и новые виды оружия – минометы, способные вести навесную стрельбу фугасными минами  по укрытым целям, а также гранаты, первые образцы которых изготавливались из консервных банок и бутылок. Бывшие тогда на вооружении пулеметы оказались малопригодными для стрельбы из узких траншей, и им на смену пришли такие легкие модели, как пулемет Льюиса у англичан и «Шоша» у французов. Порой расстояние между окопами не превышало ста шагов, и любые перемещения в дневное время мгновенно вызывали огонь. Поэтому активные военные действия начинались с наступлением темноты. По ничейной земле осторожно, ползком передвигались патрули, пытаясь разведать, что происходит в окопах противника и как надежно они охраняются. Иногда высылались диверсионные группы для захвата «языков» в целях получения достоверной информации. Много времени тратилось солдатами на починку проволочных заграждений и укрепление окопов. Запасы воды, продовольствия, боеприпасы приходилось тащить на себе по бесконечным ходам сообщения, тянувшимися далеко от передовой. Почти не смолкал грохот пушек, а ночное небо над окопами часто освещали ракеты.
Так продолжалось до весны 1915 года.

ФАУ-1,2





   ФАУ-1 – управляемая крылатая ракета (самолет-снаряд) массой 2,2 тонны, скорость полета 550-600 км/ч, дальность до 370 км, высота полета 2000 м, боевая часть имела заряд массой 700кг. Из 10500 ракет, нацеленных на Великобританию, на ее территорию упало только 3200, из них на Лондон – 2500. Ракета имела низкую точность попадания.
















       ФАУ-2 – одноступенчатая баллистическая ракета массой около тринадцати тонн, скорость полета до 6120 км/ч, дальность до 320 км, высота полета 10000 м, боевая часть имела заряд массой 800кг. Из 4300 запущенных ракет более 2000 взорвались на земле или в воздухе. Ракета имела низкую точность попадания.